Ядерный "общак"

Перефразируя классика бандитов ХХ века, можно смело утверждать: «любой наворованный общак лишь тогда чего-нибудь стоит, если он надежно защищен». Именно усилением защиты наворованного сегодня и заняты кремлевские пацаны. Только этим. Что-то они уже вывели в оффшоры, что-то надежно распылили по тайным трижды переоформленным счетам. Вариантов для выживания у бригады немного, но они есть.

Вариант первый. Полная изоляция

Он труден в реализации, особенно – сейчас. Деньги в стране стремительно заканчиваются. Вот уже и кудринский Комитет Гражданских Инициатив зафиксировал рост протестной активности в регионах, обращая особое внимание на Пензенскую, Челябинскую, Ленинградскую, Московскую области, и на ряд других. По имеющимся данным, финансовые резервы могут закончиться уже в ближайшие 2-3 месяца. Это означает, что недовольство будет стремительно нарастать. Проще говоря, и без того уставший от «стабильности» обыватель, бурно отметив наступление 2016 года, проснется утром «без штанов» и, пошарив по углам, обнаружит абсолютно зачищенное от денег пространство. В условиях провалившейся идеи «импортозамещения» с прилавков быстро будут сметены последние продукты. Дальше – больше: на фоне нарастающего товарного дефицита начнется массовый «падеж» бизнес-структур. Закроются офисы и рестораны, косметические салоны и турагентства, банки и магазины. Новый вал безработицы поднимет градус общественного недовольства, который надо будет каким-то образом сбивать. Ситуация осложнится еще и кризисом в сфере бюджетных выплат. Правительству не останется ничего иного, как включить «печатный станок», и оно его включит, переведя инфляцию в область стагфляции. В таком режиме «бригада кооператоров» сможет продержаться еще месяцев шесть. Эти полгода жизненно необходимы для политического «закручивания гаек». Их патриотический скрежет мир мог наблюдать в виде истерических «запутинских» мероприятий, прошедших в Москве 4 ноября 2015 года. Высосанный из пальца «День народного единства» был превращен в чекистско-черносотенный шабаш. Его цель – предъявить городу и миру некий «авангард», готовый пойти в окопы и расстрельные команды ради сохранения у власти Лубянской братвы. Идеологические «скрепы» этой «колонны» просты, как маузер: общая история, общая ментальность, «беспощадность к врагам Рейха». Этот единый «пучок» – и есть беспримесная основа фашизма, идеями которого пропагандистские СМИ накачивают сегодня путинский электорат. Главная задача – противопоставление «градусу протеста» мощный «единый карающий кулак поддержки Кремля».

Когда в Лужниках Путин блеял о необходимости создания какого-то там «фронта», у многих возникал вопрос: если этот господин зовет на фронт – значит, будет и какая-то «линия фронта»; а раз будет «линия» – то за ней, соответственно, должен находиться и враг. С кем нам прикажут «воевать»? Ответ не заставил себя ждать. Враг Путина и его окружения – любой гражданин, возжелавший заставить власть жить честно, а если она не способна играть по правилам – сменить ее. Подобное желание – прямая угроза для кремлевской клиентелы, попахивающая идеями Майдана. Вообще, призрак Майдана – главный ужас Путина. Недаром он направляет внушительные средства из казны на формирование различных «антимайданных движений», а попросту – создает группы провокаторов-штурмовиков и орды интернет-троллей, активно противостоящих чахлым росткам гражданского общества в России.

Потерпев поражение на Донбассе, Путин быстро перефокусировал внимание телезрителей на сирийской бомбистской кампании. Но этот пропагандистский наркотик оказался слабее «морфия Новороссии»: никаких жизненно важных интересов у России в Сирии нет, мы даже не имеем с ней общих границ, а сирийская авантюра аукнулась России уже не просто ссорой с кровными родственниками украинцами, а масштабным разрывом с Саудовской Аравией, Израилем, Турцией, Европой и США.

Когда ты изолирован извне, а экономические санкции набирают обороты, дробя тяжелым молотом по разграбленной своими же подельниками казне – времени и места для каких-либо маневров с каждым днем остается все меньше. Собственно, и инструментов для исправления бедственного положения у Путина почти нет. В арсенале остались только телевизор, силовики, которым скоро нечем будет платить за лояльность и выполнение преступных приказов, да те же провокаторы «титушки». Бюджетников вычеркиваем: скоро они окажутся на улице без средств к существованию. Отчаяние и голод выгонят их на свежий морозный воздух, и заставит «разжечь костры ненависти». Вопрос – к кому? Для того чтобы в ответе не нашлось места словосочетанию «преступная власть» – и будет использована «вся провокаторская рать», готовая за долю малую сместить протестный акцент в сторону пресловутых «врагов из пятой колонны». Накачка антиамериканской и антиевропейской истерии основана на нескольких тезисах: у нас богатые недра, и враги мечтают их захватить; Путин мешает этим зловещим планам, и поэтому «Запад» жаждет его устранить; страна наводнена «подпиндосниками», с которыми надо вести беспощадную борьбу; кто не с нами – тот против нас; все на борьбу с антироссийской гидрой!..

Подмешав в атмосферу страха «щепотку ненависти», можно развязать широкую кампанию по истреблению последних трезвомыслящих россиян. Одни в спешном порядке покинут Россию (это будут последние «счастливчики»), другие забьются по углам, третьи – в назидание оставшимся – будут жестко и показательно репрессированы: избиты, посажены по сфабрикованным делам, физически уничтожены. В стране воцарится кладбищенское молчание до скончания «имперских времен» – то есть, до тех пор, пока лубянский монстр не доскребет последнее и не издохнет, подавившись собственным драконьим хвостом. На это может уйти от 3 до 10 лет, что для исторического летоисчисления – пара мгновений…

Вариант второй. Ядерный удар

К вящей радости чекистов, США-таки признали Россию угрозой. Причем, большей угрозой, чем ИГИЛ. Для Путина это – как признание в любви, констатация того факта, что ему все-таки удалось обратить на себя внимание. То, что это – пристальное внимание к законченному ублюдку, которого нужно срочно уничтожить – его не волнует. Определяющее слово здесь – признание, и это его воодушевляет. Мир как бы согласился с ним: «Да, Володя, ты – полный отморозок, мы это признаем. Ты, действительно, круче всех нас достал. Ты доказал, что чудовищнее тебя нет никого в мире: даже Ким Чен Ын тебе – не ровня. И Асад с ИГИЛ – тоже. Пальма первенства – в твоих руках. Наслаждайся, сколько тебе отпущено».

Возбуждение Путина настолько велико, что ему необходимы ежедневные подтверждения собственного «величия». Для достижения этого «абсолюта» не хватает только одного: прямого и фактического военного столкновения с заклятым врагом – с США. До Вашингтонщины ему, конечно, не дотянуться, а на территорию России никакое НАТО не покушается. Значит, надо создать прецедент вовне. Для этого прекрасно подходит сирийская кампания. США уже вознамерились послать туда своих военных, а в России активно заговорили о том, что «без наземной операции не обойтись». Именно там, в сирийских песках Путин и решил померяться силами с ненавистным «дядей Сэмом». А поскольку правила мироустройства наш вояка уже разрушил – настало время перешагнуть и ядерную грань, применив в Сирии оружие массового поражения. О, как взвоют «патриоты»: «Мы мочим пиндосов на чужой территории! И что вы нам сделаете?..»

Под вой победобесных фанфар можно вколоть обывателю внушительную дозу пропагандистской наркоты, доведя его до абсолютного безумия, после чего – совершенно логично «закрыть страну» изнутри, объявив в ней «военное положение». А, как известно, в столь «суровые времена» можно оправдать любые репрессии и людоедские кровопускания. С одной лишь поправкой: если Путин решится на подобный удар, и в результате этого погибнут американские военные – ответ США последует незамедлительно, но станет ли он сокрушительным – неизвестно.

Россией правит группа авантюристов и убийц. Масштабы их злодеяний ужасны. И каждый день, продлевающий их нахождение в Кремле, в геометрической прогрессии увеличивает цену, которую придется заплатить за их отстранение. Россияне и украинцы уже платят. На очереди – весь остальной мир.
Саша Сотник

Последние записи в журнале