Крымская «химия»

Прекращение подачи электричества в Крым по ЛЭП «Каховка – Титан» с материковой Украины в канун нового года вызвало настоящую истерику российской «власти». 31 декабря Сергей Аксенов возобновил ежедневные заседания штаба, причем вел их почти срываясь на крик, заставлял всех работать до полуночи и больше. Владимир Константинов опять срочно отправил всех депутатов «в поля», к людям с заданием «объяснять ситуацию», то есть сдерживать недовольство. С прекращением подачи электричества штаб опять остановил в Крыму все производство, поставил на прикол троллейбусы, трамваи в Евпатории, в многоэтажных домах выключили лифты, на улицах погасли наружное освещение и рекламные щиты, но мощности все равно не хватало и пришлось ввести графики отключений во многих местах больше 6 часов в сутки.

Масштаб этого переполоха свидетельствует о том, что на самом деле зависимость Крыма от подачи украинской электроэнергии искусственно приуменьшалась, а роль «энергомоста» так же искусственно преувеличена. Во-первых, через несколько дней после пуска «энергомоста» начальник штаба крымского МЧС Сергей Шахов, ранее докладывавший о структуре генерации электрической мощности для Крыма, перестал это делать, и количество выработанного и полученного тока из России и материковой Украины стали скрывать.

Во-вторых, Сергей Аксенов много раз подчеркивал, что, мол, зависимость Крыма от подачи мощности по вышедшей из строя линии практически ничтожная (называлась доля в 10 и меньше процентов!), давал задание ее использовать, но «даже в расчет не брать, подают, ну и хорошо, но мы и без них бы справились». Но когда подача энергии вдруг прекратилась, во тьме оказалась почти половина Крыма. И нервничая и злясь, штабисты за несколько часов до наступления нового года стали лихорадочно ремонтировать и запускать уже остановленные было мобильные газотурбинные электростанции (МГТС). Аксенов давал задание закончить их ремонт и подготовку, пустить их в работу не позже, чем к 21 часу. Но не везде это удалось. Из Николаевки, например, на горячую линию пришла жалоба о том, что в поселке нет света уже 20 часов.

Срываясь на крик, Сергей Аксенов требовал срочно запустить все дизель-генераторные установки и грозил наказанием, если узнает, что хоть одна из них будет простаивать. С мест докладывали, что лучше посидеть в темноте, чем сжечь остатки топлива, которого осталось совсем немного, но «глава» Крыма стал угрожать наказанием тем, кто не позаботился о заготовке топлива впрок.

В-третьих, по расчетам самого Сергея Аксенова, с прекращением подачи тока по украинской ЛЭП, в распоряжении Крыма оставалось две трети (75%) прежней генерации. То есть зависимость уже составляла, оказывается, не 10%, а все 25%. По расчетам Аксенова это должно было быть примерно 800 мегаватт. Но, если учесть, что в зимнее время Крым потребляет совсем не 1100 мегаватт, а больше 1350 мегаватт, то потеря мощности составляла практически половину от необходимой. Подтверждает этот вывод и тот факт, что «Крымэнерго» рассчитало и довело в города и районы график подачи энергии из расчета «две трети от мирного времени», как выражался Аксенов, но на селекторе 31 декабря практически все руководители регионов докладывали, что им подается значительно меньше установленных лимитов: Ялте, например, дали 55 мегаватт при лимите 71.

То есть реально Крыму не хватало не одной трети, а половины мощности. Штабы с мест докладывали, что в городах и районах не могут обеспечить отключения по 6 часов в сутки. В результате где-то не было света 8 часов, где-то – 10, а кое-где вводили графики 2 через 6 или 3 через 3.

То есть в результате этого предновогоднего отключения вся «химия» Сергея Аксенова и желание показать, что полуостров от Украины почти не зависит, вылезли наружу и подтвердили, что Крым, независимо от пуска «энергомоста», по-прежнему просто паразитирует на украинском электричестве, причем, скрывает это не только от Украины, но и от крымчан.

Как известно, Владимир Путин поручил ВЦИОМу провести социсследование в Крыму и Севастополе о том, согласны ли крымчане терпеть «незначительные» трудности (насколько они незначительные – показало это отключение и заседание штаба 31 декабря!) или же пусть будет подписан контракт на условиях, что в нем Крым будет указан как регион Украины. Сергей Аксенов сказал, что он не сомневается в положительных результатах этого опроса.

Но мало кто сомневается и в том, что ВЦИОМ просто-напросто выдаст нужную цифру. Это видно на примере предыдущего его «исследования». Как известно, к годовой пресс-конференции Аксенова ВЦИОМ опубликовал результаты опроса «специальной выборки, составляющей 1000 крымчан», которая показала, что 89% из них живут хорошо, 75% отмечают, что «за последний год произошел ряд положительных изменений», 82% позитивно оценивают положение дел в республике, а 93% готовы проголосовать повторно за присоединение полуострова к России. В том же исследовании задавались и вопросы по энергетике. Получили результат: 44% называют ситуацию «в целом хорошей», а 51% согласны, что «некоторые трудности есть, однако на стабильность положения дел в отрасли они заметного влияния не оказывают». Разве это еще не ответ на вопросы, поставленные Путиным? И если да, то разве ВЦИОМ может теперь выдать ответы, которые будут сильно отличаться от этих?

Так вот: несомненно – во ВЦИОме большие мастера опросов. Главное тут в формулировке самого вопроса и в составе выборки в тысячу человек. Например, вот позиция опроса «75% отмечают, что за год произошел ряд положительных изменений». Даже странно, что тут только 75%, ведь «ряд положительных изменений» происходил, происходит и будет происходить в любой год, какой ни возьми. Даже в 1941, 1942, 1943-м годах в СССР, несомненно, был «ряд положительных изменений». То есть ВЦИОМ по этой позиции мог спокойно поставить 100% и был бы прав. К сожалению, помешала, видимо, «природная скромность» социологов.

Теперь о выборке. Она на самом деле никому не известна. Нет ответа на вопрос – кто ее составлял и откуда у ВЦИОМа целая тысяча гарантированно отвечающих в Крыму стационарных домашних телефонов? Во-вторых, выборка, по утверждению ВЦИОМ, несомненно, репрезентативная. То есть, в ней присутствуют самые разные крымчане: и учителя, и рабочие, и медики, и пенсионеры, и студенты, и все-все слои населения. Но при этом может быть маленький нюанс – выборку более, чем вероятно, составлял штаб «Единой России» по карточкам своего учета «личного состава» партии, и все, кто попал в нее, – «единороссы». Так разве есть сомнения в том, какие ответы они дадут?

Тем более, что достоверность этого широко разрекламированного «социсследования» 31 декабря на уже упомянутом заседании штаба опроверг никто иной как сам Владимир Константинов. Когда заседание подходило к концу, и Сергей Аксенов уже готовился закрыть его, слова вдруг попросил глава крымского госсовета. Он сказал: «Мы по партийной линии провели одно важное социсследование, не буду сейчас оглашать его результаты», которое показывает, что наши избиратели негативно относятся к работе штабов, и, несмотря на бодрые доклады, ситуация с мнением избирателей совсем не такая хорошая, как можно подумать.

Что это значит? Это значит, что параллельно с тем открытым «социсследованием», результаты которого широко разрекламированы, по идее тот же ВЦИОМ по заказу штаба «Единой России» провел закрытое социсследование совсем по другой методике, и дало оно совсем другие результаты, которые не оглашаются. Это значит, что Константинов фактически подтвердил, что результаты оглашенного исследования, где 89% крымчан «живут хорошо», 85% положительно оценивают работу «главы республики», 79% считают взаимодействие с федеральным центром конструктивным, и многие другие приятные «социологические вкусности» – на самом деле «липа». Если по закрытому социсследованию избиратели «негативно относятся к работе штаба», которым руководит Сергей Аксенов, то разве могут при этом на 85% оценивать его работу положительно? Одним словом – в Крыму сплошная «химия» и на зависимости от энергии из Украины, и на социологических исследованиях.
Константин Веприцкий, политический обозреватель