Июль проклятый месяц

Стоимость воды в квартирах тех россиян, что еще не успели установить счетчики, уже выросла в три раза, а к июлю вырастет в пять, сообщает "Российская газета" со ссылкой на замминистра строительства ЖКХ России Андрея Чибиса.

Таким образом, как сообщает издание, плата будет расти до тех пор, пока во всех квартирах не будут установлены счетчики. На сегодняшний день повышение нормативов касается 30 % россиян. При этом исключение будет сделано только для тех жильцов, которые не могут поставить оборудование в силу технических особенностей системы подачи воды.

"Коэффициенты не будут применяться в отношении тех пользователей, которые в силу те​хнических особенностей не могут установить счетчики. Еще раз подчеркиваю: в силу технических особенностей! Как мы с вами понимаем, к ним не относится нежелание собственника квартиры приобрести и монтировать прибор учета", – отметил он.

Как пояснил Чибис, есть два случая, в которых россияне не устанавливают счетчики. В первом случае, жильцам это просто невыгодно. Если в квартире живет одновременно много людей, то плата по счетчику превышает плату по нормативу.

Во втором случае, жильцы просто не успевают установить счетчики по причине большой занятости на работе. Некоторые и вовсе до сих пор не подозревают, что смогут сэкономить на платежах в том случае, если количество жильцов совпадает с количеством прописанных в квартире.

Как отмечает издание, эксперты уже подсчитали, что за 6 лет семья из трех человек после установки счетчика может сэкономить 200 тысяч рублей.
Источник

Александр Иванович перешагнул порог квартиры, повесил на вешалку плащ и только тогда снял с переносицы датчик, показывающий, какой объем воздуха он потребил за время передвижения по Москве. Налог на воздух в России стали взимать уже давно, пять лет назад. Мотивировали тем, что на эти средства установят очистные сооружения. Александр Иванович снял шагомер – небольшие ножные кандалы, соединённые тонкой цепочкой, тоже снабжённой датчиком – за передвижение по улицам также брали налог, который, по уверениям чиновников, тратился на ремонт тротуаров.
Прошёл в комнату. Тёща, как обычно в это время, смотрела передачу "Новости Мавзолея", которые давали населению ощущение вечного покоя. На экране вокруг ленинского гроба расхаживал комментатор и вещал про стабильность во всех сферах. Жена варила макароны. Сын играл с рыжим котом, который ловил бумажный бантик.
– Саша, ты заплатил налог на кота? – Строго поинтересовалась тёща.
– Забыл.
– Опять! Как же так?
– Мама, Вы бы болтали поменьше, – зло заметил Александр Иванович. – Из-за Вас налог за разговор растёт. То ли дело папа.
Тесть кивнул и прожестикулировал что-то, пользуясь азбукой глухонемых. А потом отстучал тростью фразу азбукой Морзе.
– Старый матерщинник, – подумал Александр Иванович.
Налог на разговоры ввели, чтобы граждане не тратили время на обсуждение реформ, тогда как нам нужно догнать и перегнать Украину.
Вся квартира среднестатистического россиянина теперь мигала огоньками датчиков, фиксирующих речь, движения, траты услуг ЖКХ. Их поставляла государству семья олигархов Вротимгерб – друзья Того, Кого Нельзя Называть.
Александр Иванович зашёл в ванную. С отвращением бросил взгляд на мыльную воду в ванне, где уже помылась вся семья – налог на воду был слишком высок.
На унитазе тикал датчик налога на естественные отправления.
После макарон с кислым кетчупом "Седьмое ноября" Александр Иванович с женой отправились в спальню. На кровати мигал датчик, который подсчитывал время, потраченное на сон и соитие. Полноценный секс стоил дороже, поэтому многие граждане перешли на самоудовлетворение, которое датчик пока определять не мог. Сексом в других комнатах заниматься было нельзя – повсюду стояли ещё и видеокамеры.
Александр Иванович то и дело косился на датчик, потом нервно сказал:
– Я не могу в такой обстановке! Уж лучше, как в прошлый раз, на свалке. Там не следят.
– Летом мы бы могли поехать за город, – вздохнула жена. – Я же говорю: лучше купить дом в деревне! Вырыть колодец, топить печь дровами. Насколько дешевле! И шагомерами там не пользуются, потому что тротуаров нет.
– А где работать? – Александр Иванович откинулся на подушку и закрыл глаза. – Там почти все деньги уходят на налог за жильё. Люди хлеб с лебедой пекут.
– В наши магазины стали завозить ржаной с ягелем – "Магаданский" называется. И с еловой хвоей – "Соловецкий". Пишут, в нём витаминов много. Горький… – Жена обняла мужа. – Саша, может быть, нам на акцию пойти, оппозиционную? "Час без кандалов".
– Чтобы сняли с работы? – Буркнул муж. – Либералам-то Госдеп платит…
– Устройся в Госдеп, – оживилась жена. – Теперь разрешают официально оппозицией работать, чтобы другие страны видели – у нас демократия.
– А ты знаешь, какой договор с ними заключают? "Согласен подвергнуться дисциплинарному наказанию в любое время в любом месте от любого патриота России".
В дверь позвонили. Александр Иванович и его жена вскочили и стали поспешно одеваться. Оба побледнели, у жены тряслись руки, у мужа дёргалось веко.
Россияне жили в постоянном страхе, поскольку все писали друг на друга доносы. В своём гражданском рвении они даже утомили спецслужбы, которые ввели норму: не более одного доноса в месяц с человека.
– Саша, давай не будем открывать, – умоляюще прошептала жена.
Но тёща, исполнительная женщина советской закалки, уже распахнула дверь. На пороге стояли двое полицейских и хмурая дама из налоговой службы.
– Здравствуйте, у вас проживает кот Рыжик? – Произнесла она, сверившись с каким-то документом. – За него неуплата налога – десять тысяч. Мы обязаны изъять кота.
Она подошла к Рыжику, схватила его и отработанным движением сунула в переноску. Кот жалобно замяукал.
– Это ты виноват! – Тёща яростно обернулась к Александру Ивановичу. – Я же просила!
– Мама, у меня есть более важные дела, чем какой-то кот!
– Вы только послушайте его! – Тёща всплеснула руками. – Слушать радио "Свобода" в подвале! Вот твои дела! Стихи Быкова читать под одеялом! На это у него время есть! Ругает наших благодетелей Вротимгербов! И главное – не верит, что президент бессмертен!
Александр Иванович выхватил из кармана плаща, висящего на вешалке, кошелёк, стал отсчитывать деньги, бормоча:
– Не слушайте её, ради Бога. Совсем ополоумела старуха… Вот десять тысяч. Верните котика!
Дама открыла клетку, испуганный Рыжик выскочил оттуда и нырнул под стол.
Когда Александра Ивановича уводили полицейские, он обернулся и с горечью сказал:
– Хорошо устроились, мама. И кот дома, и зять на нарах.
– Не зять ты мне, американский шпион!

Влада Черкасова