Зачем Кадыров собрал миллионный митинг в Грозном?

По официальным данным на центральной площади собрался миллион человек. Это при том, что все население города – меньше 300 тысяч, а население Чечни – 1,3 миллиона.



Ладно, допустим официальные данные о миллионе собравшихся завышены вдвое или даже втрое. Но и 300-500 тысяч собравшихся – это для Грозного все равно очень много. Столько не собиралось даже на 9 мая.

Чтобы на митинг в Грозном собрались 300 тысяч человек, не менее 100 тысяч должны были приехать из других городов и сел республики. А чтобы собрались 500 тысяч, приезжать должны были буквально со всей Чечни, даже из самых маленьких поселений.

Так что же заставило жителей Чечни в массовом порядке собраться на митинг в Грозном?
Может быть, какую-то мусульманскую святыню в Грозный привезли? Может, решается дальнейшая судьба республики?
Нет! Вся Чечня собралась на центральной площади Грозного, чтобы... выразить поддержку Рамзану Кадырову, заявить о единстве и продемонстрировать патриотизм.

В чем смысл собираться буквально всей республикой и заявлять о поддержке Кадырова? Неужели президент России решил лишить его полномочий? Вроде бы нет.
Подготовка к выборам? Непохоже. Тем более что у Кадырова в республике нет такого конкурента, чтобы потребовалось собирать в свою поддержку всех до одного…

Для тех, кто еще не догадался, в чем дело, начну издалека. Вы в последние годы бывали в Грозном? Нет? Если не бывали, тогда посмотрите фотографии. Современный Грозный – это, наверное, самый шикарный город на территории России. Конкурирует с ним разве что центр Москвы и олимпийский Сочи. И то не факт.

А теперь попробуйте ответить на вопрос: это все построено на какие деньги? Распространенная версия – все построено на деньги России. В какой-то части да, но не совсем. Главный источник чеченского богатства – это нефть.
Чечня очень богата нефтью. И нефть в Чечне очень легкая. Ее легко добывать и перерабатывать. Во время войны боевики вообще добывали и перерабатывали нефть кустарным способом. Это значит, что себестоимость добычи нефти в Чечне очень низкая, а доход – очень высокий.

Россия не столько давала Чечне свои собственные деньги, сколько разрешила Грозному самостоятельно распоряжаться своими доходами.

Принцип мирного договора с Чечней по итогам второй военной кампании – это отказ Чечни от борьбы за политическую независимость, политическая лояльность и формальное подчинение Москве в обмен на экономическую независимость.
То есть Путин с Кадыровым-старшим договорились, что клан Кадыровых распоряжается всем чеченским хозяйством и всеми доходами от добычи нефти в Чечне (а это очень серьезные деньги, тем более для республики с населением всего 1,3 миллиона). Кадыровы получили в свое распоряжение экономически независимую республику плюс мир с Россией. Ровно тот же ресурс, за который воевали Дудаев, Масхадов, Басаев и прочие. Только Кадыровы получили желаемое не военным методом, а наоборот, методом отказа от войны с Россией.

И всем стало хорошо – у России исчезла проблема с Чечней, у Чечни исчезла проблема с Россией. Кадыровым хорошо, потому что все ресурсы республики в их руках (в том числе и силовые ведомства), Путину тоже хорошо, потому что он объявлен другом Чечни и там за него голосуют.

И эта идиллия могла бы продолжаться бесконечно долго, если бы не... Правильно – сильное и долгосрочное падение цен на нефть.
Как уже было сказано, чеченская сказка и роскошество Грозного обеспечено высокими нефтяными доходами. Чечня – это маленький аналог Эмиратов, только в составе России.

И вот доходы от нефти упали в 3-4 раза, причем надолго. Да, себестоимость добычи нефти в Чечне очень низкая; возможно, самая низкая в России, поэтому даже если цены упадут ниже 20 долларов за баррель, добыча в Чечне все равно будет идти с прибылью.

Но! Привыкли-то жить не на двадцать долларов с барреля и даже не на тридцать. Привыкли жить на сто или хотя бы на восемьдесят. Ну пусть даже на сорок-пятьдесят, но не на двадцать же!
Проблема не в том, что денег не будет совсем – проблема в том, что денег не будет на ту жизнь, к которой привыкли. Ключевое слово – привыкли.

Но и это еще не вся беда. Беда в том, что клан Кадыровых – не единственный в Чечне. Есть и другие. При ста долларах за баррель денег хватало на всех – кому-то больше, кому-то меньше, но хватало, и никто не хотел менять стабильный доход на войну с неясными перспективами. Но сейчас, когда за баррель дают 30 долларов, всем уже не хватит, во всяком случае на ту жизнь, к которой привыкли.

И в новой ситуации кто-нибудь может задуматься: а не отобрать ли власть у Кадыровых? Ведь если подвинуть Кадыровых и всех, кто их поддерживал, можно будет делить "30 долларов за баррель" в более узком кругу – и сохранить прежний образ жизни.

Но и это еще не все!
Кроме внутренних врагов (ну, или конкурентов, если говорить о выборах, а не о войне), у Кадырова появляются внешние конкуренты – бюджет России и Роснефть.

Бюджет России из-за низких цен на нефть становится невыполним. Нужно срочно искать источники доходов, либо сокращать расходы. Сокращать расходы – очень трудно: военных сокращать нельзя, пенсионеров обижать нельзя, бюджетников трогать нельзя... Что же сокращать? Значит, надо где-то искать новые источники.
И вот – Чечня. Богатый нефтедобывающий регион, который получает с барреля больше всех чистой прибыли (учитывая низкую себестоимость добычи). Возникает вопрос: не слишком ли много у Чечни экономической свободы, не слишком ли богато живет она во время кризиса, не хочет ли поделиться прибылью с бюджетом России?
Аналогичный вопрос может возникнуть у Роснефти.

И тут в Москве могут задаться вопросом, а не сменить ли президента Чечни? Все-таки демократия, а он там бессменно сидит, даже Путин с Медведевым менялся, а Кадыров – ни разу. Не поменяться ли Кадырову на один срок с Медведевым?
Короче говоря, когда комната становится меньше, всем становится тесно. И внутри Чечни найдутся желающие изменить распределение прибыли, и снаружи таковые найдутся.

Вот против этого, как мне кажется, и был направлен митинг.

Этим митингом Кадыров пытается предупредить попытки перераспределить доход внутри республики и вне ее.
Как известно, пожар легче предотвратить, чем потушить. Лучше заранее организовать проливку сухой травы, чем ждать, когда полыхнет. Что-то подобное, вероятно, и делает Кадыров.

Не исключено, что он смотрит даже дальше – предвидит политическую нестабильность в России и пытается подстраховаться, чтобы разброд и шатание в Москве не вызвали аналогичных процессов в Грозном. Чтобы в тот день, когда зашатается кресло под Путиным, не зашаталось под Кадыровым.

Если все именно так, как я предполагаю – тогда надо отдать должное Кадырову и его соратникам – они очень неглупые и дальновидные люди. И это, наверное, хорошо. Потому что с умными людьми всегда можно договориться.
Лучше с умным Кадыровым договариваться, чем воевать с дураками вроде Масхадова и Басаева.
Но... сама по себе ситуация, когда буквально вся Чечня собирается на митинг в поддержку Рамзана Кадырова, когда никакой видимой угрозы у него нет... Ситуация тревожная.

Прошедший в Чечне митинг означает, что угроза Рамзану Кадырову есть, просто мы ее пока не очень замечаем. А он уже замечает. Этот митинг означает, что не все так здорово в датском королевстве, как кажется на первый взгляд – причем под датским королевством здесь можно понимать и отдельно взятую Чечню и Россию в целом. Ощущение, что назревает передел собственности и финансовых потоков – и в Чечне, и в России.

Доходы сократились, и многим уже не хватает на ту жизнь, к которой они привыкли. И кто-нибудь обязательно захочет решить свои проблемы и сохранить привычный образ жизни за счет других – один клан за счет другого, Москва за счет Грозного, Грозный за счет Москвы...

И тут уже возникает опасение: как бы они все при этом не доигрались до новой чеченской войны.
Александр Русин