monsag (monsag) wrote,
monsag
monsag

БЕДОМНАЯ АРМИЯ.



Маленькая дачка нашего слуги народа, под Геленджиком!



Жены бесквартирных офицеров Российской армии написали письмо супругам президента России Владимира Путина Людмиле и главы Минобороны Анатолия Сердюкова Юлии. В нем они попросили чисто по-женски повлиять на своих высокопоставленных мужей и помочь более чем тысяче бездомных офицеров-москвичей наконец въехать в давно обещанные квартиры.

Офицерские жены не призывают спутниц первых лиц государства устроить мужьям, как в аристофановской «Лисистрате», забастовку, а лишь просят «найти минутку и поговорить с ними по душам, объяснив, что офицеры — тоже люди и хотят жить по-человечески, тем более что государство нашим семьям давно уже это обещало». Первый раз «закрыть жилищный вопрос» чиновники должны были еще в 2010-м, теперь перенесли на конец 2013 года.

«Уважаемые Людмила Александровна и Юлия Викторовна! Многие из нас — из семей потомственных военных, где несколько поколений посвятили себя службе в Вооруженных Силах. Связывая свою жизнь с человеком в погонах, мы знали, что придется нелегко. Но мы любим этих людей и готовы ехать за ними хоть на край света. И ехали: на Крайний Север, в Сибирь и на Кавказ, ждали их из Афганистана и Чечни, вздрагивая от телефонных звонков и стука в дверь, — написали жены бездомных офицеров. — Долгие годы скитаний по гарнизонам не пошли на пользу здоровью, дети сменили по несколько школ, в которые приходилось добираться по 5–10 км. Но мы ни на что не жаловались, потому что сами сделали этот выбор».



В своем обращении офицерские жены пишут, что их «мужья верой и правдой служили Родине» и теперь они просят, чтобы и к ним «отнеслись по-человечески и просто сделали то, что положено по закону».

«Нам уже к 50 и больше, хочется наконец жить своей жизнью: готовить на своей кухне и мыться в своей ванной, а не мыкаться по чужим углам, деля уборную с семьями таких же бездомных соседей-военнослужащих», — замечают женщины.

Ефрейтор Жанна Антонова 29 лет замужем за военным летчиком, ему 54, выслуга лет в льготном исчислении — 57. С мужем она проехала всю страну от запада до востока, сменив за время службы девять гарнизонов.

— На один санузел у нас восемь человек, собака, кот и попугай, 13 лет мы живем в коммуналке с соседями, — рассказывает Жанна. — И таких офицеров у нас целый дом: многие выслужили установленные сроки, им по 54–64 года, а они все еще бомжи и не знают, когда решится их жилищный вопрос. Все офицеры не ниже полковника, прибыли на службу в Москву с должности не ниже командира полка, заслуженные люди, орденоносцы, участники парада на Красной площади, а они стоят в очереди в туалет. Так плохо мы даже в звании лейтенанта не жили!

Муж Жанны, полковник Валерий Домрачев, достиг предельного возраста в 2008 году, в очереди на жилье — с 1999 года, в 2009-м выиграл суд против Минобороны. У него три высших образования, кандидатская и несколько орденов и медалей.

— Судебное решение не исполняется — якобы квартир для военнослужащих в Москве нет, — говорит Валерий Борисович. — Мы переписываемся со всеми госорганами, но бесполезно: наши данные в департаменте жилья Минобороны постоянно теряются, чисто случайно мы выяснили, что в очереди мы стоим лишь с 2008 года, а еще в январе 2011-го якобы даже получили квартиру в Балашихе и наш вопрос решен.

Его жена Жанна говорит, что муж уже отчаялся добиться справедливости в России и подал жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Такая же история у инвалида II группы полковника Александра Филимонова. В 2006-м году он признан негодным к военной службе и подлежит увольнению. Судебное решение об обеспечении жильем Филимонов получил еще в 2007 году, в 2008-м суд постановил обеспечить его семью квартирой во внеочередном порядке.

— Муж обращался в 24 инстанции, получал лишь отписки — квартиры как не было, так и нет, — рассказывает его жена Татьяна. — Между тем офицеры судятся, делают различные запросы — так, они выяснили, что в Москве, по самым скромным подсчетам, подтвержденным решениями арбитражных судов, есть около 1,3 тыс. свободных квартир. Распределив их, можно в кратчайшие сроки закрыть вопрос по неисполненным судебным решениям. Но это жилье в департаменты жилья не передается, а значит, на бумаге его как бы нет.

Впрочем, замечают офицерские жены, квартиры «вдруг» находятся, когда увольняется «нужный» человек. Например, ВрИД руководителя департамента жилобеспечения Минобороны Ольга Харченко при зарплате 800 тыс. рублей получила при увольнении 15 млн рублей «отступных» и еще квартиру в придачу. При этом, утверждают женщины, без жилья остаются даже те офицеры, кто уже выиграли суды не только в России, но и в ЕСПЧ.

Последняя громкая победа была в апреле этого года: Евросуд признал нарушенным право около 50 офицеров, оштрафовав Россию за хроническое невыполнение судебных решение на €331 тыс. и обязав в трехмесячный срок обеспечить семьи заявителей жильем.

Подполковник Юрий Коврыженко был среди тех, кто в апреле выиграл дело в ЕСПЧ — в качестве компенсации ему присудили больше €17 тыс. Но квартирный вопрос с мертвой точки пока так и не сдвинулся, компенсацию он тоже не получил.

Коврыженко не может уволиться с 2006 года, когда достиг предельного возраста службы, потому что не обеспечен жильем. Его жену Светлану (она ефрейтор, выслуга — 26 лет) не увольняют по той же причине. Судебное решение о предоставлении им квартиры не исполняется больше пяти лет.

— Когда муж пришел в службу судебных приставов с решением ЕСПЧ, ему сказали, что им дешевле платить штрафы Евросуду, чем всем давать квартиры, — говорит Светлана.

Другому офицеру, Валерию Паршину, тоже победившему в ЕСПЧ, в жилищном департаменте Минобороны заявили сквозь зубы, что, возможно, положенное жилье ему когда-нибудь дадут.

— Мне пообещали квартиру на окраине «большой Москвы» с видом на помойку, — говорит Паршин.

Данные о том, сколько точно военнослужащих в Москве не обеспечены жильем и сколько квартир есть в наличии, сильно разнятся. Так, на заседании Общественной палаты, посвященном этому вопросу, представители Минобороны заявили, что свободных квартир нет вообще, а распределение идет каждый день в автоматизированном режиме.

По данным Счетной палаты, в очереди на получение жилья числится больше 76 тыс. военнослужащих, а на балансе Минобороны находится около 60 тыс. квартир, большинство из которых сданы с большими недоделками и находятся в неприспособленных для жизни районах. Как сообщили «Известиям» в Общественном совете по защите прав военнослужащих, в Москве по офицерским квартирам возбуждено 1172 исполнительных дела и еще около 8 тыс. человек стоят в очереди на жилье.

В своем письме к первой леди государства и супруге министра обороны офицерские жены пишут, что не требуют ничего, что не было бы им положено по закону и не подтверждено судебными решениями.

«Мы привыкли, что наши мужья могут всё. Они — защитники, настоящие мужчины! Но когда квартирный вопрос не решается по 5, 10, 15 и более лет, то просто опускаются руки», — замечают они в конце.

Женщины приглашают супруг президента и министра обороны в гости, чтобы они сами увидели, в каких условиях живут семьи офицеров. «Слово жены порой бывает более действенным, чем доклады подчиненных», — уверены жены бездомных офицеров.
статья с сайта Известия
Tags: армия
Subscribe
promo monsag march 28, 2018 09:35 1
Buy for 10 tokens
Первое что хочется спросить у вас, как вы культурные люди, занимаясь мухлежом на выборах, могли отдать на растерзание вандалам своих детей и выученный вами народ, продав душу дьяволу за 30 сребренников. Ведь многих вы воспитывали в школе, вдалбливая им азы в еще тупые головы знания добра и зла. Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments