Вот он змей в окне маячит, за спиною шапку прячет

495_1302 "Ох, тяжела ты, шапка Мономаха!.." — вздыхает Борис Годунов в одноименной пьесе Александра Пушкина. Что ж. Сегодня, похоже, для Владимира Путина тяжел даже муляж этой шапки. А уж если говорить о настоящей российской короне, то она для него и вовсе смертельно опасна – ибо золотой венец на голове монарха, утратившего народную любовь, очень быстро превращается в терновый…

Интерес Кремля к монархической теме, еще недавно такой живой и горячий, вдруг резко охладел. Для того, чтобы понять, почему это произошло, следует прояснить, как минимум, две вещи. Во-первых, до какой степени политически совместимы монархический проект и вертикально-президентская система власти, существующая в РФ. Во-вторых, когда и зачем Кремлю бывают нужны "реставрационно-монархические игры".

Отвечая на первый вопрос, следует сразу признать, что для современной российской власти монархическая идея как таковая – потенциально опасна. Прежде всего тем, что отрицает власть президента. Ведь если реставрировать монархию, то придется отказаться от президентского поста. Но вся политическая и финансово-распределительная система РФ сегодня держится на личности президента Путина, и Кремль не может позволить себе заменить его неизвестно откуда "выпрыгнувшим" царем, неспособным ничего ни проконтролировать толком, ни разрулить. Да еще, скорее всего, конституционным, то есть безвластным. Очевидно, что как только уйдет Путин – сразу заканчивается авторитарная стабильность и начинается политическая революция. То есть, то самое, чего Кремль боится больше всего.

В первые годы после прихода к власти Путин предпочитал от монархической темы витиевато дистанцироваться. В 2002 году он, подобно Дельфийскому оракулу, амбивалентно заявил: "Невозможно свернуть Россию с пути демократических преобразований". И пояснил, что возрождение абсолютной монархии в стране нежелательно. Правда, реставрация конституционной монархии, которая хорошо зарекомендовала себя в странах Европы, по мнению Путина, не противоречит демократическим принципам. Но вряд ли может реализоваться в России.

Однако в следующие годы монархический дискурс активизировался. В 2008-м истекал второй президентский срок Путина, и было неясно, каким образом Кремль может сохранить "нацлидера" у власти, не нарушая Конституции, запрещающей президенту занимать этот пост более двух раз подряд.

В итоге близкие к Кремлю идеологи принялись активно продвигали монархическую идею. Во-первых, доказывали они, Владимир Путин — де-факто уже царь, и, таким образом, любое решение, которое он примет, есть закон. Во-вторых, по этой причине формальное превращение России в монархию, если оно и случится, все равно ничего уже принципиально не изменит. А в-третьих, только власть абсолютного монарха может принести стране пользу. "Восстановление монархии, формальной или неформальной, является единственным выходом для России, потому что это единственный способ восстановления сакральности центральной власти", — заявлял Станислав Белковский. "Православная монархия – не просто историческая и политическая традиция, а выражение исторической миссии российского народа и государства… Важно не обманывать себя: монархия в России в той или иной форме всегда была, есть и будет. Ничего другого быть не может", — вторил Александр Дугин. "Российское государство развивалось и достигало могущества только в рамках монархии. Не потому, что мы не хотим демократии, а потому, что наша территория, окружение, климат позволяют государству эффективно функционировать только в рамках монархического, авторитарного режима", — присоединялся к православно-самодержавно-народному хору Владимир Жириновский.

Второй раз разговоры о восстановлении монархи в России активизировались накануне 2012 года, когда опять возник вопрос, как разрешить "коллизию тандема". И вот в 2011-м, в условиях уже начавшегося идеологического поворота Кремля от "респектабельного" консерватизма к мракобесному евразийству, Московский евразийский клуб провел специальное заседание на тему "Перспективы монархии в России и в мире". Рефреном этой встречи стал лозунг: "Монархия будет восстановлена в России в 2015 году".

Вероятно, страну таким образом пытались морально подготовить к тому, что Путин в 2012 году сам вправе решить судьбу "президентского трона" путем рокировки с Медведевым. Однако общественность отреагировала на события 2011-2012 гг. крайне нервно, по сути, обвинив Путина в том, что он ведет себя не как президент, а как "некоронованный самодержец". Правда, так думало не все общество, а лишь его наиболее активная, но не самая многочисленная часть. И потому, вместо того, чтобы пойти навстречу оппозиции, Путин еще более решительно двинулся по пути реставрации традиционных атрибутов антизападной, православно-самодержавной ("евразийской") политики.

Думаю, дело в том, что в Кремле, скорее всего, понимают: рост популярности монархической идеи в условиях продолжающегося падения авторитета президентской власти работает не на Путина, а против него. Иными словами, те, кто сегодня всерьез мечтает о превращении России в монархию (неважно – конституционную или абсолютную), надеются таким образом не "пролонгировать Путина навсегда", а наоборот – заменить его на другого, более достойного и "законного" правителя.
Подробнее
promo monsag march 28, 2018 09:35 1
Buy for 10 tokens
Первое что хочется спросить у вас, как вы культурные люди, занимаясь мухлежом на выборах, могли отдать на растерзание вандалам своих детей и выученный вами народ, продав душу дьяволу за 30 сребренников. Ведь многих вы воспитывали в школе, вдалбливая им азы в еще тупые головы знания добра и зла. Как…