Большой секрет для маленькой "компании"

the_secretgrande3
Владимир Путин подписал закон «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (вступает в силу 1 октября 2013 года). Суть которого – введение в Гражданский кодекс (ГК) РФ новой статьи – 152.2 «Охрана частной жизни гражданина», посредством которой, как обтекаемо говорится на сайте Президента РФ, «устанавливается запрет сбора, хранения, распространения и использования любой информации о гражданине без его согласия». Это очередной кирпичик стены секретности, возводимой вокруг чиновничества: пусть не обманет вас формулировка «частная жизнь гражданина»: государство перекрывает доступ к сведениям именно о чиновниках.

Итак, «не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни». В переводе на обычный язык это значит: никто уже не сможет узнать, к примеру, где (и на какие средства) учатся дети министров и депутатов. Невозможно будет предать огласке, что (как накопал Навальный) одна из дочек вице-спикера Госдумы Сергея Железняка учится в Швейцарии, вторая – в Лондоне, третья едет учиться туда же. Не узнаем мы, что там же учатся (или учились) сыновья кировского губернатора Никиты Белых и полпреда Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Хлопонина, дочь министра иностранных дел Сергея Лаврова. Уж молчу про дочек главы государства: упаси боже написать, что в свое время папа посылал их отдыхать к другу Берлускони – это будет уже покушение даже не на «частную жизнь гражданина Путина» – на полновесную госизмену!

Но дети – мелочи жизни. Серьезнее, что табу наложено на сведения, например, о реальной собственности чиновников – если она оформлена на родственников или подставных лиц. Получите официальную декларацию о доходах – и утритесь. Не сможем мы прочитать и о «частных» резиденциях Путина, дачах Якунина, дворцах Грефа, усадьбах Миллера, американских апартаментах Пехтина, чешском виде на жительство Бастрыкина, яхтах Абрамовича, куршевельских девочках Прохорова, немецком отеле депутата Исаева. Не сможем узнать, что глава Следственного комитета вывозит журналистов в лес, угрожая им расправой, – это сугубо частная жизнь гражданина, не в присутственные же часы этим забавляется главный следователь страны…

Шут с ними – виллами, любовницами, иностранными счетами и видами на жительство, существеннее иное: фактически перекрывают доступ к сведениям о реальном служебном пути чиновников. И кто ныне сможет вызнать, имеют ли заместители министра образования и науки Ливанова (и директора департаментов) базовое образование и хоть какой-то опыт работы в этой сфере или рванули в чиновники от науки прямиком из райкомов комсомола. И упаси вас боже выяснить, что некоего чиновника Минсельхоза подозревают в хищении полумиллиарда рублей. А уж любые клеветнические домыслы в отношении госпожи Голиковой и вовсе от греха законопатьте как можно глубже. Не говоря уж о том, что под кару подпадут досужие сплетни о возможной связи между служебным положением таких уважаемых госчиновников, как С.Б. Иванов, М.Е. Фрадков, А.В. Бортников, В.И. Матвиенко или Д.О. Рогозин, – и феноменально успешной карьерой их детей.

Остается утешиться официальным: указами о назначении и награждении, сводками о возбуждении уголовных дел и взятии под домашний арест, вынесении сурового условного приговора и некрологом.

В законе есть оговорка: «если иное прямо не предусмотрено законом». Но ни конкретный закон, ни его нормы не обозначены. Порывшись же в нормативной базе, узнаем: сбор данных «без согласия гражданина» – прерогатива лишь когорты спецслужб (см. закон «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Но ведь не является нарушением сбор данных, если это делается «в государственных, общественных или иных публичных интересах»? Только, как водится, «государственный интерес» будет определять само государство, точнее чиновники, – по своему произволу: юридически выверенного и определенного понятия «государственный интерес» нет! Более того, полагают философы и юристы, сам постулат государственного интереса несовместим с понятием правового государства! Отсутствует в отечественной нормативно-правовой базе и определение общественных «или иных публичных интересов»: кто и как определит, соответствует ли им обнародование факта, что сын «оборонного» вице-премьера Дмитрия Рогозина возглавил один из ведущих пороховых заводов страны? И кто будет решать, соответствует ли «иным публичным интересам» огласка того, что Рогозин – в родственных связях с министром образования и науки Ливановым?
Если же кто и добыл подобную информацию, использование ее при «создании произведений науки, литературы и искусства» полагается неправомерным. И если она «содержится в документах, видеозаписях или на иных материальных носителях», то гражданин может обратиться в суд «с требованием об удалении соответствующей информации», а также о пресечении ее распространения – «путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации… экземпляров материальных носителей, содержащих соответствующую информацию».

Самое замечательное – финальная часть документа: «Право требовать защиты частной жизни гражданина способами, предусмотренными пунктом 2 статьи 150 настоящего Кодекса и настоящей статьей,в случае его смерти имеют дети, родители и переживший супруг такого гражданина». Посмертная защита «частной жизни»?! Кто бы мог подумать, что, помимо жизни загробной, у покойников, оказывается, еще есть и частная… Исходя из этого, все книги и статьи, например, о Хрущеве, Брежневе, Андропове, Горбачеве, Ельцине и др., – надо согласовывать с их детьми? Дабы часом не выдать тайну их «частной жизни», рассказав, допустим, о любовных приключениях Леонида Ильича или здоровье Юрия Владимировича…

Не говоря уж о том, что и юридического определения «частной жизни гражданина» у нас тоже нет. Могу в связи с этим привести свой пример. В Центральном архиве Министерства обороны РФ (ЦАМО) мне некогда отказали в копировании нескольких листов из хранящегося там личного дела моего же деда – записи, что в 1929 или 1930 году он попал на гауптвахту и что в 1949 году «желания учиться в вечернем университете марксизма-ленинизма не имеет». Аргументация? – Это секреты его… частной жизни! Какая может быть «частная жизнь» в строго формализованном личном деле военнослужащего, да еще и скончавшегося почти четверть века назад? – Неважно, это может… «опорочить его морально-нравственный облик». В глазах собственного внука…

Как развернут это положение ныне, к гадалке не ходи. Так возрадуемся же, что в окончательную редакцию не вошло внесенное было предложение запрета на сбор и публикацию информации «о фактах биографии такого лица, об участии этого лица в судопроизводстве». Между прочим, если верить ст. 123 Конституции РФ, разбирательство во всех судах нашей страны открытое.

В графе «инициатор» законопроекта № 47538-6 скромно значится: «Президент РФ».

Впору уже говорить о систематическом «государственном» подходе к закрытию ключевой информации о чиновниках госслужбы: и сейчас их официальные биографии (и декларации о доходах) зияют лакунами, поглотившими самую суть. Например, ответ на вопрос: как при такой «беспорочной» и почти бескорыстной службе именно слуги государевы умудрились стать крупнейшими землевладельцами страны? Похоже, возводимая стена секретности решает ту же задачу, что и при советской власти, – закрытия информации о тех, кто реально правит/владеет страной?
http://newsland.com/news/detail/id/1235320/
promo monsag march 28, 2018 09:35 1
Buy for 10 tokens
Первое что хочется спросить у вас, как вы культурные люди, занимаясь мухлежом на выборах, могли отдать на растерзание вандалам своих детей и выученный вами народ, продав душу дьяволу за 30 сребренников. Ведь многих вы воспитывали в школе, вдалбливая им азы в еще тупые головы знания добра и зла. Как…