Как уходили кумиры

Игорь Никифорович, которого многие тысячи людей теперь называли придурковатой кличкой Бабай, не знал где он находится. Это, впрочем, его не сильно интересовало, и в его положении это было вполне понятно. Он испытывал жуткую боль из-за ранения в живот.

Помещение, где он пришел в себя, походило на школьный класс, только основательно загаженный. Игорь Никифорович лежал на трех сдвинутых то ли партах, то ли низких столах, уже сильно испачканных его, Игоря Никифоровича кровью. Крови было много.

Болело все. Боль уже не была локализована в районе простреленного живота. Игорю Никифоровичу казалось, что у него переломаны все кости, что выворочены все суставы. Знобило. При этом все лицо было покрыто капельками пота.

- Выглядите вы, Игорь Никифорович, хреново, - особист Артур, курирующий “Бабая”, стоял в углу рядом с большим старым шкафом, в самом темном месте "класса". Засунув руки в карманы брюк, он покачивался на носках и как-то странно улыбался.

- Артур, слушайте... Слава богу, вы здесь…, - простонал в ответ Игорь Никифорович. - Мне страшно... Я домой хочу...

Говорить было больно.

- Игорь Никифорович, вы знаете, что такое любовь к Родине? Это такое чувство, за которое и умереть приятно. - Артур хихикнул. - Хотя в вашем случае, Игорь Никифорович, любовь эта продажная. Увы!

- Хочу домой, - повторил “Бабай”, проигнорировав странный пассаж про продажную любовь. – Отвезите меня в Белореченск…

То ли от серьезного ранения, то ли от исповедуемой Игорем Никифоровичем радикальной версии системы Станиславского, он уже сам не мог понять кто он и откуда: то ли придурковатый Саня Можаев из некоего Белореченска, то ли актер Игорь Котлов из Брянского областного театра, исполняющий роль этого самого Можаева последние три месяца, потрясая перед камерами липовым паспортом. Судя по тому, что Белореченск в сознании "Бабая" представлялся сейчас неким туманным градом Китежем, то верной, видимо, была все же версия про актера с Брянщины.

- А как же уплаченные вам, дружище, деньги? – Опять хихикнул Артур. В такой ситуации, тон его был неестественно развязным.

- Мне за это... За это не платили, - прохрипел "Бабай". - Чтобы я помер в этой жопе...

Его собеседник стукнул себя по лбу.

- Так вот в чем дело! В деньгах! Сейчас договоримся! - Он вынул откуда-то чековую книжку Сбербанка и шариковую ручку. - Сколько? Говорите же! При вас чек выпишу. Но предупреждаю - денег назад не берем, - кривлялся особист.

“Как же больно…”

- А может не деньги?... Тогда что же?! - Артур картинно прижал пальцы ко лбу, делая вид, что серьезно размышляет, после чего выдал идиотскую шутку. - Пожизненный сертификат в алкомаркет! Точно! Неплохая идея, а?... Впрочем, вам, мой дорогой, он уже будет без надобности, - с явно притворной грустью сообщил он Игорю Никифоровичу.

- Сука..., - ответил тот.

- Зато вы станете легендой и мучеником в борьбе за независимость. Я знаю парочку писак в Москве - завтра же им закажу первоклассный некролог. - Артур снова издал омерзительное хихиканье. - Вы у нас, Игорь Никифорович станете Незримым Стражем Красного Проекта. Или Наследником Вечных Императорских Полков. Что выбираете?

"Почему он стоит все время в углу? Света боится?.. Да ведь он не Артур! Он притворяется. Даже выглядит специально также, гнида", - поразила Игоря Никифоровича вдруг странная и, при других обстоятельствах, вполне себе шизофреническая догадка. Сейчас, правда, она казалась вполне логичной. - "Он же..."

- Черт, - испуганно и злобно прошептал "Бабай" и почему-то смешно задергал левой ногой.

- Уже чертиков ловите? – Глумливо поинтересовался "Артур" и подмигнул. - Может быть, стоит задуматься о жизни и бросить пить?

Не дождавшись ответа на этот извечный вопрос, он плавно распался на мелкие кусочки, подобные парящей в воздухе рваной бумаге, которые, в свою очередь, медленно растворились в воздухе.

"Да что же это я?..” – Донеслась до Игоря Никифоровича его собственная мысль. - “Просто галлюцинация…... Где же люди?.."

***

...Когда Игорь Никифорович в очередной раз очнулся, перед ним возвышался Пономарев. Глядел народный мэр в район живота “Бабая” и слегка тряс головой, будто в такт какой-то музыке, слышимой ему одному. Пономарева ломало – сказывались перебои с поставками “лекарств”.

- Охуеть, - раздраженно буркнул народный мэр. - Ты меня слышишь? - Обратился он к Игорю Никифоровичу. - Ты нахуя туда сунулся, блядь?

Игорь Никифорович молчал. Отвечать не было ни сил, ни желания.

- Твоя задача была ебалом торговать перед камерами. Или ты шмали дунул и Рэмбой стал? - Пономарев, видимо, не особо ждал ответа. – Когда уже Борменталя этого ебучего привезете? - Спросил он уже кого-то другого.

Ответа Игорь Никифорович уже не услышал. Его вновь поглотило небытие…

Александр Блог "Как уходили кумиры"
promo monsag march 28, 2018 09:35 1
Buy for 10 tokens
Первое что хочется спросить у вас, как вы культурные люди, занимаясь мухлежом на выборах, могли отдать на растерзание вандалам своих детей и выученный вами народ, продав душу дьяволу за 30 сребренников. Ведь многих вы воспитывали в школе, вдалбливая им азы в еще тупые головы знания добра и зла. Как…