Путин: Лестница к трону

Часть 3. Продолжение.

Путин в Санкт-Петербурге.

В родной Ленинград (вскоре переименованный в Санкт-Петербург) офицер действующего резерва КГБ Владимир Путин, бывший секретарь парторганизации дрезденской группы представительства КГБ в ГДР, старший помощник начальника отдела и член парткома представительства, вернулся в первой половине 1990 г. Источники расходятся в точной дате.

По версии, восходящей к большому интервью, которое было дано Путиным в начале 2000 г. трем журналистам газеты "КоммерсантЪ" и составило основу предвыборной книги "От первого лица", он пребывал в Дрездене до января 1990 г.: "Когда в январе 1990 г. мы вернулись из Германии, я еще оставался в органах, но потихоньку начал думать о запасном аэродроме".

Супруга президента Людмила помнит почти ту же дату: "Мы вернулись в Союз в начале 1990 г., кажется, 3 февраля". Однако бывший сослуживец Путина по Германии подполковник КГБ Владимир Гортанов (автор мемуаров, опубликованных под псевдонимом Владимир Усольцев) с уверенностью настаивает на другой дате. Во-первых, Усольцев весной 1990 г., будучи в Лейпциге по делам своего научно-технического кооператива, заезжал к Путину в Дрезден. Вовторых, последний раз Усольцев лично встречался с Путиным, когда вместе со своим начальником по кооперативу Евгением Белявским навестил бывшего сослуживца в том же Дрездене летом 1990 г.

Вряд ли здесь следует винить кого-то в неизжитой чекистской привычке "путать следы". Возможно, здесь имеет место чья-то ошибка памяти. А может быть, Путин не сразу сдал дела по своей службе в ГДР и с февраля по июль 1990 г. "жил на два дома" (и два места работы), периодически наезжая из Ленинграда в Германию, в том числе в Дрезден, где его дважды застал Усольцев.

Косвенным подтверждением этого предположения может быть упоминание одного из бывших берлинских кагебешников о том, что весной 1990 г. он устраивал Путина в гостиницу, когда тот приехал в кратковременную командировку в Берлин. Этот сослуживец Путина (и давний его приятель еще со времени совместной учебы в Краснознаменном институте им. Ю. В. Андропова, где Путин учился на одногодичных курсах) припоминает, что у Путина "были идеи сделать кандидатскую диссертацию", но "впечатления, что Путин собирается уходить из разведки, не сложилось".

Людмила Путина не без горечи вспоминала об этом периоде их жизни: "Как только мы вернулись в Ленинград, муж сразу окунулся в работу. Думаю, он настолько устал в Дрездене от размеренного и устоявшегося режима в течение четырех с половиной лет, что в Санкт-Петербурге его простонапросто не бывало дома. И это выглядело так, словно муж из дома исчез, сбежал". Путин не только сам не появлялся дома, но и не приносил жене зарплату, вспоминала Людмила: "Три месяца ему не платили зарплату. Помню, к концу третьего месяца у меня возникла внутренняя тревога, потому что простонапросто не было денег. Но потом, правда, все сразу выплатили".

Мелькал ли Путин после февраля 1990 г. по старым "разведывательным" служебным делам в Германии или нет, остается, таким образом, до конца не выясненным. Однако не позднее начала весны 1990 г. основным официальным местом его работы был уже Ленинградский государственный университет (ЛГУ) им. А. А. Жданова. Как пишет придворный биограф президента Олег Блоцкий, в ЛГУ Путин стал "помощником ректора по международным вопросам - должность, которая традиционно была "закреплена" за внешней разведкой".

Правда, бывший генерал КГБ Олег Калугин определял должностные функции Путина в университете несколько шире, чем сотрудник "внешней разведки". Он писал, что Путин в ЛГУ был резидентом КГБ.

Кроме помощника ректора по международным связям в ЛГУ существовала еще одна должность, предназначенная для "преподавателей из КГБ в штатском": должность проректора по международным вопросам. Этот пост, который по статусу, естественно, стоит выше, чем помощник ректора, занимал в 1990 г. Юрий Молчанов. Фактически Молчанов и Путин работали вместе и по версии ряда источников, к которым следует, в частности, отнести журналиста, обозревателя "Новой газеты" и члена бюро партии "Яблоко" Бориса Вишневского, лично хорошо знакомого с большинством городских политиков, должность Путина называлась не "помощник ректора", а "помощник проректора". В качестве помощника проректора Путин курировал в том числе иностранных студентов и аспирантов ЛГУ.

Таким образом, не только фактически, но и формально проректор по международным вопросам Молчанов (а не ректор ЛГУ Станислав Меркурьев) был непосредственным начальником Путина. Очень возможно, что Молчанов был его непосредственным начальником и по линии действующего резерва КГБ. (Забегая вперед, укажем, что с осени 2003 г. Молчанов занимал пост вице-губернатора Санкт-Петербурга по инвестиционным вопросам, курируя большинство крупных проектов, а близкий друг и бывший коммерческий компаньон его приемного сына, Андрея Молчанова, - Сергей Миронов - стал председателем верхней палаты российского парламента.)

Работая в ЛГУ, Путин впервые проявил способности менеджера. В это время университеты еще не имели права просто сдавать свои помещения в аренду иностранным физическим или юридическим лицам. Однако запрет можно было обойти: фактический арендодатель и фактический арендатор могли создать совместное предприятие (СП) и законно использовать принадлежащее арендодателю помещение как бы "совместно". При этом доля советской (государственной) стороны в уставном капитале СП могла быть сколь угодно малой. Молчанов и Путин составили договор, согласно которому ЛГУ и известный западный производитель моющих средств - компания Procter & Gamble (P&G) создали такое СП. ЛГУ имел в СП всего 1%. Компания получила право занять один из особняков на Университетской набережной и целый год снабжала профессоров дефицитным американским мылом и стиральным порошком.8 Можно, конечно, предположить, что Путин и Молчанов получили от Procter & Gamble за сдачу помещения не только мыло и стиральный порошок, но и деньги.

ВТОРОЕ ЛИЦО В МЭРИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА,
ИЛИ "ЗАСЛАННЫЙ КАЗАЧОК"

Вскоре, не уходя из КГБ и университета, Путин получил третье место работы - у Анатолия Собчака. Собчак в своем последнем опубликованном при жизни интервью рассказывал, что помнил Путина "как хорошего студента" и поэтому пригласил его работать к себе, случайно встретив в университете. Но очевидно, что Собчак говорил неправду. Путин был послан на работу к Собчаку руководством КГБ, которое, предвидя перспективы Собчака, прикомандировало к нему на заре перестройки Путина. Переход Путина к Собчаку в КГБ был согласован и утвержден.

Сам Путин дает несколько иную версию случившегося. Но даже из его воспоминаний однозначно следует, что согласование этого перехода утверждалось Путиным у его непосредственного начальства в КГБ:
"Ректором ЛГУ тогда был Станислав Петрович Меркурьев... В университете я восстановил связь с друзьями по юрфаку. Некоторые остались здесь же работать, защитились, стали преподавателями, профессорами. Один из них и попросил меня помочь Анатолию Собчаку, который к этому времени стал председателем Ленсовета. Он просто сказал мне, что у Собчака никого нет в команде, его окружают какие-то жулики, и спросил, не могу ли я Собчаку помочь.
-Каким образом? - поинтересовался я.
-Перейти к нему на работу из университета.
-Знаешь, надо подумать. Ведь я сотрудник КГБ. А он об этом не знает. Я его могу скомпрометировать.
-Ты с ним поговори,- посоветовал приятель.
Надо сказать, что Собчак был в этот момент уже человеком известным и популярным. Я действительно с большим интересом смотрел за тем, что и как он делает, как он говорит. Не все, правда, мне нравилось, но уважение он у меня вызывал. Тем более было приятно, что это преподаватель нашего университета, у которого я учился. Правда, когда я был студентом, у меня не было с ним никаких личных связей. Хотя позже очень много писали, что я был чуть ли не его любимым учеником. Это не так: он был просто одним из тех преподавателей, которые один-два семестра читали у нас лекции. Я встретился с Анатолием Александровичем в Ленсовете, в его кабинете. Хорошо помню эту сцену. Зашел, представился, все ему рассказал. Он человек импульсивный, и сразу мне:
-Я переговорю со Станиславом Петровичем Меркурьевым. С понедельника переходите на работу. Все. Сейчас быстро договоримся, вас переведут.
Я не мог не сказать:
-Анатолий Александрович, я с удовольствием это сделаю. Мне это интересно. Я даже этого хочу. Но есть одно обстоятельство, которое, видимо, будет препятствием для этого перехода.
Он спрашивает:
-Какое?
Я отвечаю:
-Я вам должен сказать, что я не просто помощник ректора, я - кадровый офицер КГБ.
Он задумался - для него это действительно было неожиданностью. Подумал-подумал и выдал:
-Ну и хуй с ним!
Такой реакции я, конечно, не ожидал, хотя за эти годы ко многому привык. Мы ведь с ним видимся первый раз, он - профессор, доктор юридических наук, председатель Ленсовета - и он вот так, что называется, открытым текстом мне ответил. После этого говорит:
-Мне нужен помощник. Если честно, то я боюсь в приемную выйти. Я не знаю, что там за люди.
...Ребята, сидевшие у Собчака в приемной и на тот момент как бы составлявшие его ближайшее окружение, вели себя жестко, грубо, в лучших традициях комсомольской, советской школы. Это вызывало, конечно, сильное раздражение в депутатском корпусе... Поскольку я это понимал, то прямо сказал Анатолию Александровичу, что с удовольствием приду к нему работать, но тогда я должен буду сказать своему руководству в КГБ, что ухожу из университета".
Собчак не был наивным политиком. Он понимал, что в Ленинграде КГБ представляет собой очень серьезную силу и что в его окружение КГБ пытается внедрить своих людей. Но Собчак был наивным человеком. Он считал, что сможет переиграть КГБ. Олег Калугин пишет, как лично проинформировал Собчака о том, что в его команде есть офицер КГБ по фамилии Щербаков. Собчак ответил: "Дорогой Олег, я чувствую себя одиноким. Мне нужен человек, который бы поддерживал контакты с КГБ, контролирующим город". Собчак спросил, кого бы Калугин мог ему порекомендовать. Тот смеясь ответил, что такого человека не существует. В этот момент подвернулся Путин.

В КГБ сообщение Путина о том, что Собчак предлагает ему работу, восприняли с восторгом. Подослать с такой легкостью своего агента ко второму после Ельцина демократу в России в КГБ никто не рассчитывал. Путин вспоминает, как пришел "сообщить вышестоящим начальникам", что есть возможность перейти к Собчаку:
"Я пришел к своему руководству и сказал:
-Мне Анатолий Александрович предлагает перейти из университета к нему на работу. Если это невозможно, я готов уволиться".
"Уволиться" из университета, разумеется, не из КГБ.
"Мне ответили:
-Нет, зачем? Иди, спокойно работай, никаких вопросов".
Бывший депутат Ленинградского совета (Ленсовета) и однокурсник Путина Леонид Полохов вспоминает, что впервые встретил Путина в Мариинском дворце в мае 1990 г., когда на заседании городского парламента "утверждали депутатский мандат Собчаку, который тоже был депутатом Ленсовета. Я выхожу из зала и вдруг вижу Путина. И вот тогда-то он мне рассказал, что работает в команде Собчака помощником по международным вопросам".

В городской парламент Собчака действительно избрали 13 мая 1990 г. - на остававшийся вакантным после мартовских выборов мандат, чтобы сделать его председателем Ленсовета. Вожди демократического большинства Ленсовета (в первую очередь Петр Филиппов и Марина Салье) так и не смогли договориться, кто из них главнее, и поэтому решили призвать на руководство Ленсоветом одного из демократов - члена общесоюзного парламента. Народный депутат СССР Юрий Болдырев не изъявил такого желания, а народный депутат СССР Анатолий Собчак предложение принял. Их коллеги по общесоюзному парламенту и демократической Межрегиональной депутатской группе (МДГ) Гавриил Попов и Сергей Станкевич уже возглавили к этому времени Московский совет (Моссовет). Попов - как председатель Моссовета, а Станкевич - как его заместитель. 23 мая - через 10 дней после избрания его депутатом Ленсовета - Собчак был избран спикером городского парламента.
Именно в эти дни, между 13 и 23 мая 1990 г., Путин стал помощником Собчака, только что избранного в Ленсовет, но еще не ставшего его председателем. Трудно предполагать, что операция по внедрению Путина к Собчаку проводилась в эти дни КГБ случайно. Скорее, КГБ из своих источников уже имел информацию о том, что демократическая общественность Ленинграда собирается избрать Собчака председателем Ленсовета и торопился оформить переход Путина к Собчаку до избрания его спикером. Так что Путин в своих воспоминаниях рассказывает не всю правду и несколько меняет последовательность событий.

Кто был "соучеником по университету" и "другом по юрфаку", порекомендовавшим Путину уйти к Собчаку, остается загадкой. Путин почему-то не выдает нам фамилию. Этим неназванным другом мог быть Анатолий Шестерюк - однокурсник Путина и доцент юридического факультета ЛГУ, или адвокат Николай Егоров, тоже однокурсник Путина и тоже преподаватель университета. Путин мог обсуждать этот вопрос с проректором ЛГУ Молчановым, который наверняка мог оказать и оказал протекцию Путину в этом вопросе и по линии ЛГУ, и по линии КГБ. Но Молчанов не был другом Путина по юрфаку, так как по образованию был физиком, а не юристом. Наконец, Путин мог советоваться насчет перехода к Собчаку и с другими "юристами", в том числе работавшими не в университете, например со своим сослуживцем по КГБ выпускником юрфака ЛГУ 1973 г. Виктором Черкесовым, одним из ближайших своих друзей и соратников.

В целом в Ленинграде с самого начала было распространено мнение, что Путин "приставлен" к Собчаку от КГБ. В прессе высказывались и более радикальные предположения: в университете к Путину в руки якобы попал какой-то компромат на Собчака, что позволило Путину в дальнейшем манипулировать мэром. Именно так считает, в частности, известный ленинградский демократ Вишневский: "Моя версия (можете ссылаться) проста: занимая пост помощника проректора по международным связям, Путин по долгу службы читал все доносы, которые преподаватели ЛГУ писали друг на друга. Я не исключаю, что в руки Путину мог попасть какой-нибудь документ, подписанный Собчаком. И что после его обнародования осталось бы от светлого облика отца российской демократии?"

Собственно, история внедрения Путина к Собчаку ничем не отличалась от многочисленных других историй по внедрению сотрудников КГБ во все прочие политические и деловые структуры, начиная с внедрения Коржакова к Ельцину и Бобкова к Гусинскому, причем гэбешники внедрялись и в России, и в других республиках тогда еще единого СССР. Так, цитированный выше мемуарист В. Усольцев (он же подполковник КГБ В. Гортанов), возвратившийся в СССР раньше Путина, был откомандирован своим кагебешным начальством в Белоруссию, в минское Научно-производственное объединение (НПО) точного электронного машиностроения на пост заместителя главного инженера объединения. Там Гортанов вошел в команду тогдашнего главного белорусского демократа Александра Добровольского, возглавив его избирательный штаб по выборам на Съезд народных депутатов СССР. В Москве в ближнее окружение мэра Г. Попова, с согласия самого же Попова, пытались внедрить полковника КГБ Евгения Саушкина, следователя, ведшего в свое время дело известного советского диссидента Александра Гинзбурга. При поддержке Попова Саушкин стал депутатом Моссовета от "Демократической России". Правда, на этом его демократические достижения закончились. После падения коммунизма в августе 1991 г. он, забросив политику, увлекся коммерцией. Зато помощником и советником Попова стал внештатный сотрудник КГБ Константин Затулин, дважды неудачно пытавшийся избраться в Моссвет от "Демократической России" (сегодня Затулин - советник мэра Москвы Юрия Лужкова и депутат Государственной думы от партии "Единая Россия").

В Молдавии Мирча Друк, предположительно являвшийся агентом КГБ, возглавил правительство Народного фронта. В Абхазии Тамаз Надарейшвили, также предположительно являвшийся агентом КГБ, был избран депутатом Верховного Совета, стал лидером фракции "Демократическая Абхазия", а потом - спикером Верховного Совета Абхазии. Так что и Путин, и Гортанов, и Саушкин были не исключением из правила, а стали частью распространенной практики КГБ по внедрению в демократические круги и частные бизнесы. Офицеры действующего резерва КГБ становились разведчиками во вражеском лагере демократов (точно так же, как раньше служили разведчиками за рубежом).
Источник

Продолжение следует.
Часть 1:http://monsag.livejournal.com/d638.html
Часть 2:http://monsag.livejournal.com/787807.html
promo monsag march 28, 2018 09:35 1
Buy for 10 tokens
Первое что хочется спросить у вас, как вы культурные люди, занимаясь мухлежом на выборах, могли отдать на растерзание вандалам своих детей и выученный вами народ, продав душу дьяволу за 30 сребренников. Ведь многих вы воспитывали в школе, вдалбливая им азы в еще тупые головы знания добра и зла. Как…