Майские указы или предвыборные ветхие заветы Путина срываются

10 тысяч страниц общим весов 30 кг – федеральный бюджет на 2015-2017 годы внесен в Госдуму. Чтобы сверстать его, не понадобилось ни вводить налог с продаж, ни повышать уже действующие налоги, хотя еще летом это казалось почти невозможным. Как Минфину это удалось?

Налоговые маневры

Заявление главы Минфина Антона Силуанова о том, что правительство может ввести с 2015 года налог с продаж, прозвучало в начале июля как гром среди ясного неба. На его фоне практически незамеченными остались другие фискальные инициативы правительства. Без особых дискуссий прошло предложение увеличить налог на дивиденды с 9 до 13%, водный налог и платы за пользование лесами, акцизы на сигареты и газ, экспортируемый по «Голубому потоку».
Налог с продаж плохо администрируется, он грозит ростом цен на потребительские товары и уходом «в тень» части бизнеса, все лето твердили представители деловых организаций. Уж лучше увеличивать НДС или НДФЛ на 1-2 п.п. (такая идея тоже обсуждалась в правительстве), говорили они. Но если Силуанов это предлагает, значит «бюджетная система находится в действительно плачевном состоянии», предполагали эксперты.

Настойчивость, с которой в правительстве обсуждали налог с продаж, могла посоперничать разве что с туманными перспективами пополнить с его помощью казну. На заседании комиссии по законопроектной деятельности 8 сентября у Силуанова поинтересовались, какую сумму Минфин рассчитывает собрать и сколько потребуется денег на администрирование налога, рассказывает участник совещания. По его словам, налог давал до 200 млрд рублей в год в региональные бюджеты, но затраты на его администрирование оценивались в 170 млрд рублей.

Споры о налоге с продаж прекратились так же внезапно, как и начались. «В условиях замедления экономики было принято решение не увеличивать налоговую нагрузку, за исключением точечных решений», – сказал журналистам накануне передачи бюджета в Госдуму Силуанов. Он считает, что эти меры меняют нагрузку только на отдельных налогоплательщиков. Например, увеличенные страховые взносы в ФОМС будут заметны для работников ТЭК, финансистов и чиновников.

Сэкономили на бюджетниках

В экономике проблемы, страна стоит на пороге рецессии. В такой ситуации ни в коем случае нельзя было повышать налоги, говорит глава Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова. По ее мнению, предложение ввести налог с продаж в такой ситуации стало аргументом для того, чтобы подтолкнуть правительство к сокращению расходов. Минфину это удалось частично.

На следующую бюджетную трехлетку предлагается отказаться от опережающего инфляцию роста зарплат бюджетникам. По словам Силуанова, Минфин предложил сократить темпы роста зарплат в 2015 году «до 5,5%, то есть до уровня инфляции». Ранее, по словам министра, «согласно «дорожной карте» мы обязаны были повышать зарплаты бюджетников на 10–15% в год».

Речь идет о работниках образования, здравоохранения и культуры, которым к 2018 году гарантирован рост зарплат в соответствии с указом президента «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» № 597. Согласно основным направлениям деятельности правительства, утвержденных в докризисном январе 2013 года, средний рост зарплат бюджетников к 2018 году должен составить 1,4-1,5 раза.

Сокращение темпа роста зарплат бюджетникам в 2015 году экономит бюджету 82,7 млрд рублей, из них больше половины (50 млрд рублей) – за счет дотаций регионам. Согласно документам Минфина к заседанию правительства 18 сентября, такая же экономия предполагается на 2016 и на 2017 годы.

По словам Силуанова, это делается не столько для того, чтобы снизить нагрузку на бюджет, сколько для того, чтобы «дать отдых региональным бюджетам». Экономию региональных бюджетов в Минфине оценивают в 90 млрд рублей в 2015 году. Кроме того, эта мера позволит, по мнению министра, не «раздувать издержки в экономике». «Мы в последнее время очень здорово разогнали зарплаты бюджетников, на которые ориентируется коммерческий сектор», – поясняет он.

Причина отказа от заявленных ранее темпов роста заработных плат бюджетников в том, что такие непроизводительные расходы не позволяют добиться ускорения темпов роста, поясняет директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка Юлия Цепляева. «Выполнять обязательства и обещания, которые были сделаны до того, как появились геополитические риски, может быть, не имеет смысла», – рассуждает эксперт.

Сокращение расходов на майские указы на 2015 год не ограничится зарплатами – в следующем году на 10 млрд рублей будут сокращены субвенции регионам на жилье ветеранам ВОВ. Отдельным решением правительство в 2015 году намерено отказаться от индексации зарплат сотрудников центральных аппаратов кремлевской администрации, Белого дома и правительственных ведомств. Экономия от этого шага оценивается в 300 млн рублей.

Вооружимся позже

В бюджете на предстоящую трехлетку предлагается экономить и на другом кремлевском проекте – госпрограмме вооружений до 2020 года общей стоимостью более 20 трлн рублей. С 2017 году на 2018 год Минфин намерен перенести военные расходы в сумме более 490 млрд рублей. Причем, как подчеркивает Силуанов, в дальнейшем эти деньги будут выделяться уже под новую программу вооружения. Идею стимулировать экономику за счет наращивания военных расходов в 2011 году поддержал тогда еще президент Дмитрий Медведев. За прямолинейную критику таких расходов министр финансов Алексей Кудрин в сентябре 2011 года был отправлен в отставку. Сменивший в Минфине Кудрина Антон Силуанов воздерживался от жестких высказываний по поводу этой статьи расходов.

Еще в 2013 году Высшая школа экономики, проводившая оценку эффективности расходов федерального бюджета, предлагала Минфину в бюджете на 2014-2016 годы перенести на более поздний срок до 1 трлн рублей расходов на госпрограмму вооружений. В 2014 году в бюджете большая часть оборонных расходов была замещена госгарантиями, которые Минфин намерен прекратить выдавать в 2015 году.

Военная промышленность не подстегивает экономический рост, потому расходы на нее переносятся из-за сложного экономического положения, рассуждает президент Института стратегических оценок и анализа Александр Коновалов. По его словам, оборонная промышленность давала дополнительную выгоду и перекачку технологий до 50-х годов прошлого века.

«Сейчас у властей подход к оборонпрому напоминает взаимоотношения с автоматом по продаже напитков: вы бросаете доллар, вылетает одна банка, бросаете два – вылетает две. Но такой линейной зависимости нет – военная промышленность может освоить любые деньги, но выдать результат с каждым годом все сложнее», – пояснил эксперт.

Последние закрома

Победа Минфина скорее тактическая, полагает Акиндинова. Ведь в процессе работы над бюджетом не удалось найти, чем в дальнейшем заместить выпадающие нефтегазовые доходы. Меньшие, чем в 2014 году, правительство получит в 2015 году и подушку безопасности на случай проблем в экономике.

Из нераспределенных расходов 2015 года и бюджетных остатков 2014 года Минфин предложил сформировать бюджетный резерв в размере 190 млрд рублей. Возможности резервирования явно истощаются – в 2014 году бюджетный резерв с учетом замороженной части накопительной пенсии составлял 343 млрд руб.

Чистый бюджетный резерв следующего года не превысит 70 млрд. До заявленного уровня в 190 млрд его удастся пополнить только переходящими остатками из бюджета 2014 года. Для этого Силуанов намерен отказаться от традиционных осенних поправок в текущий бюджет по распределению условно утвержденных расходов.
Возможности использовать скрытые бюджетные запасы, по мнению Минфина, исчерпаны – основным источником для балансирования бюджета уже в 2016-2017 годы станет фронтальное сокращение всех бюджетных расходов на 2%. Ожидаемый эффект от этой меры – 306,5 млрд рублей ежегодно.

Кроме того, в правительстве создана комиссия по повышению эффективности бюджетных расходов во главе с первым вице-премьером Игорем Шуваловым. По словам Силуанова, уже состоялось два совещания – «договорились пройти большую часть госпрограмм». Это, по его словам, основное условие для реализации другого решения: «Повышать налоги мы, скорее всего не будем, поэтому нужно сокращать расходы и делать это нужного заранее».

Бюджет компромиссов

Впрочем, получив право сократить расходы по ветхим заветам «майским указам» и оборону, а также начав резать неэффективные расходы, бюджет Антона Силуанова не избежит критики. «Я не могу назвать бюджет сбалансированным, который сводится без дефицита, но в котором доля расходов на экономику, образование, здравоохранение и культуру в три раза меньше, чем расходы на оборону, безопасность и трансферты Пенсионному фонду», – говорил ранее глава Минэкономики Алексей Улюкаев.

«В итоге все равно идет повышение налоговой нагрузки», – возмущался в интервью телеканалу РБК президент РСПП Александр Шохин. По его словам, в тени остались «маленькие поправочки»: повышение налога на дивиденды, индексация водного налога в разы, налогообложение имущества, которое полностью амортизировалось, кадастровая оценка налога на недвижимость – «ничего не проработано».

«Чтобы решить проблему с расходной частью, нужно принимать решения на долгосрочную перспективу и осуществлять бюджетный маневр – сдвигать реализацию гособоронзаказа и освобождаемые средства направлять на другие цели», – говорит Акиндинова.

У правительства еще может появиться возможность переписать бюджет. Как сказал Силуанов в начале этой неделе журналистам, если цены на нефть в следующем году резко упадут, Минфин будет вносить в основной финансовый документ «изменения уже в весеннюю сессию исходя из той обстановки, которая сложится в следующем году».
РБК
promo monsag march 28, 2018 09:35 1
Buy for 10 tokens
Первое что хочется спросить у вас, как вы культурные люди, занимаясь мухлежом на выборах, могли отдать на растерзание вандалам своих детей и выученный вами народ, продав душу дьяволу за 30 сребренников. Ведь многих вы воспитывали в школе, вдалбливая им азы в еще тупые головы знания добра и зла. Как…